Главная » Сказки народов мира » Боснийская сказка ( Страница 2)

Боснийская сказка

Яйцо-атаман

В одном селе водилось с полдюжины кур, и снесли они десяток яиц.

Сын визиря

У богатого визиря был единственный сын, юноша скромный и поведения примерного.

Драхма языка

Отец, что ни день распекает Омера — довольно, мол, тебе вокруг девушек увиваться, довольно бренчать на тамбуре да слоняться по улицам Сараева, пора и о деле подумать! — Стары мы стали, сынок, нет у нас сил работать. А ты молод — кто же, как не ты, накормит нас и напоит?! Омер — известный сараевский повеса. Бродит от дома к дому, от окошка к окошку — вот чем он занят целый день

Барсук и лиса

Повстречались как-то лиса и барсук на дороге, и спрашивает лисица: — Куда путь держишь, барсучище? Отвечает барсук: — Да вот иду искать себе в товарищи мудреца — такого, чтоб он разумным советом мог меня из любой беды выручить

Лимонная дружина

Однажды лимон-атаман набрал дружину из самых забористых юнаков: чеснока, репчатого лука, красного перца, душистого перца — и отправился с ними по свету бродить, людей посмотреть и себя показать.

Бекри-муйо

Рассказывают, что в далекие времена жил в Стамбуле турок по имени Бекри-Муйо. От отца он получил огромное наследство, но все проел и пропил. Ходил он по улицам, завернувшись в шерстяное одеяло, а на голове носил странную шапчонку, из-под которой высовывалась косичка.

Носильщик и ходжа

Одного бедняка нужда довела до крайности, и пошел он в носильщики. Как-то раз услышал он, что в Стамбуле не хватает носильщиков и зарабатывают они неплохо

Цыган и великан

В чаще леса стояла заброшенная мельница. С давних пор никто на той мельнице не жил и зерна не молол, потому что ходили слухи, будто там водятся привидения. Однажды цыган добыл где-то мешок кукурузы и стал раздумывать, где бы ему зерно смолоть, чтобы никто не застал его за этим делом.

Куриное войско

Одному человеку досталась злая жена, да ладно б еще только злая, а то и с придурью, слабовата была умишком. Уж и хлебнул с ней горя несчастный муж: и бил-то он ее нещадно, и по-хорошему уговаривал, и снова палкой грозил — жене все нипочем.

Поделитесь ссылкой