Как появились сказки?

Однажды Следствие глазами Человека увидело Причину и задумалось: — Ах, если б можно было знать это раньше! Я было бы совсем другим… Причина подошла близко-близко к Следствию и тихо произнесла: — Разве ты смогло бы изменить меня, чтобы самому стать другим?

Постоянство

Постоянство однажды загордилось: — Ко мне стремятся все люди, потому что я даю им стабильность, надежность, уверенность в завтрашнем дне! Перемены возражали: — Люди любят нас, новые впечатления, путешествия, бурные чувства, загадки и новые тайны… А люди обычно редко анализировали качество состояния своих Желаний и постоянство их изменений… хотя имели одну главную Цель.

Жизнь и Шанс

В некотором царстве, некотором государстве жил был Царь Времени. У царя было двое детей: дочка по имени Жизнь и сын по имени Шанс. Пока дети были совсем маленькими, отец доверял их воспитание добрым нянькам

Человек и желания

Однажды Человек, прожив длинную полную событий жизнь, взмолился к Жизни: — О, Жизнь моя! Всю жизнь я жил активно, как мог, молился Богу, а Он посылал мне испытания. Радостей было не много, но именно Ты дарила мне их. Скажи, моя единственная, как мне на старости лет пожить в радости

Ум и Тщеславие

Заспорили однажды Ум и Тщеславие.

Ум и Глупость

Однажды Ум, неутомимо деятельный и целенаправленный, обратил свой исследовательский взор на самого себя. Он рассуждал примерно так: — Я свободен, творчески активен, достигаю практически любой поставленной перед собой цели, меня любят и боги, и люди, и природа! Я неявен, но присутствую везде и всегда! Я, наверное, самый старший Бог – Творец, я — единая сущность веков и миров

Минутка

Жила была Минутка.

Богатство и Бедность

Испокон веков Богатство и бедность жили по разные стороны от Золотой Середины и не любили друг друга… Да и за что любить, если Бедность обычно завидовала Богатству, а Богатство пренебрегало и старалось не замечать Бедности.

Смысл

В некотором царстве, некотором государстве жил да был Смысл. И хотя он был царем, никто и никогда его не видел глазами. Только говорили о нем с почтением, стараясь не упустить, поскольку все и всегда ему подчинялись.